Джон Гальяно

Джон Гальяно

Это одна из самых страшных историй в современной модной индустрии. Джона Гальяно обожествляли. Казалось, он гениален и незаменим – убери Гальяно и погибнет Dior. Все ценители моды сходили по нему с ума, ежесезонно и круглогодично творили культ его личности.

Любой, кто попытался бы его критиковать, кажется, рисковал жизнью – поклонники могли и прибить за недоброе слово о Божестве. Его показы год от года становились все помпезнее, а на самом деле… Ну вот давайте и расскажем историю триумфа и трагедии очередного гения моды.

Бедный английский мальчик

Не совсем английский – мать испанка, отец итальянец, водопроводчик по профессии. Семья откровенно бедствовала, парень воспитывался в католической строгости, явно тянулся к корням. Уверены, именно латинская сочность, латинский темперамент потом и создали его уникальный стиль – такой смелый и невероятно яркий, чувственный.

Джон рано понял, что хочет стать дизайнером. После школы поступил в знаменитый Central Saint Martins College, из которого вышло столько талантов британской моды. Но даже среди них Гальяно не потерялся. Учителя отмечали его одаренность и трудолюбие. Он был просто одержим своей одеждой, жил творчеством.

Один из секретов обучающих методик Central Saint Martins College в том, что студенты внимательно изучают винтажную одежду и исторический костюм. Они не замкнуты в рамках современной моды. У Гальяно всегда была тяга к одежде почти театральной, драматичной, совсем не похожей на обыкновенную скучную униформу горожанина. Он ценил сочные краски, выразительные детали и умел с ними обращаться.

И вот он создает выпускную коллекцию, посвященную французской революции – «Невероятные». Ее замечают владельцы одного из бутиков, покупают и сразу обещают поддержку начинающему мастеру моды.

В 1984 году он создает собственный бренд John Galliano, а в 1987 открывает бутик на Kings Road в Лондоне и тогда же получает приз, как лучший дизайнер Британии.

Его первой и страстной поклонницей становится американская звезда Дайана Росс. Все, теперь он известен в мире, его зовут в Америку, но он этим предложением пренебрег. Америка столица чего угодно, только не моды. У Гальяно более честолюбивые планы и совсем другая цель.

Стиль и триумф Гальяно

Его мода сразу же была вызывающей, максималистской, богатой на идеи и эмоции. Он требовал арены, славы, сцены – всего, что вдохновляет и заставляет людей мечтать. Он всегда умел воодушевлять своих клиенток и внушать им мысль, что они – особенные, невероятные люди. Такие же невероятные, как сам дизайнер и его потрясающий, театральный стиль.

Джону показалось, что такую моду нужно делать только в Париже – Лондон слишком скромный и сдержанный. Он переезжает в столицу Франции в 1992 году, выпускает вещи под личным брендом – яркие, ассиметричные, самого изысканного, почти революционного кроя. Но в Европе царит кризис и спрос так себе. Гальяно почти бедствует.

И все равно он баловень судьбы: он умеет нравиться людям, его любят, ценят и поддерживают. А если вас поддерживает сама Анна Винтур, то вы много добьетесь. Она находит хорошего спонсора для Джона, уговаривает парижскую богачку Шлюмберже предоставить свой дворец для показа и весь светский Париж собирается на премьеру коллекции Гальяно осень-зима 1994-1995. В ней были деконструированы японские кимоно, вещи, сшитые из дорогих материалов и отделанные не менее дорогой вышивкой, блистали сложным сочетанием ярких цветов.

После триумфального показа Джона приглашают в дом Givenchy, откуда его очень скоро переводят в другой почтеннейший дом – Dior. Так началась история сотрудничества и славы, закончившаяся трагедией.

Трагедия Гальяно

Финансовые возможности дома Dior и концерна LVMH настолько безграничны, что удовлетворяли даже сказочные запросы Гальяно. Ему всегда нужен был театр моды высшей пробы. Все помнят его невероятные коллекции, посвященные Пуаре и Прекрасной эпохе, Маркизе Казати и балеринам русского балета. Это был праздник, пиршество стиля.

Гальяно действительно проявил себя гением моды, создавая невероятно чувственные, роскошные вещи. Он великолепно владел техникой кроя по косой, которая заставляла его платья обольстительно струиться по телу. И всегда умел добавить самую роскошную отделку. А идеи бурлили и теснились в его голове в таком изобилии!

И сначала все шло просто идеально. В Гальяно проснулся дух кочевника, он устраивал для своей творческой команды путешествия в разные концы света, в которых они черпали вдохновение. Вернувшись из путешествия, он делал очередной грандиозный, помпезный и праздничный показ, о котором еще долго говорили в Париже. И еще больше говорили о новом образе, в котором на подиум в конце шоу выходил вам дизайнер.

Благодаря британскому гению моды продажи Dior выросли в несколько раз, количество магазинов по всему миру увеличилось в десять раз. Появилась армия исступленных поклонников, готовых кричать о гениальности Гальяно на каждом углу. Кажется, он стал для многих главным и лучшим дизайнером мира, из когда-либо живших на этой планете.

Джон умел придумывать не только сумасшедшие платья, но и броские, ходовые аксессуары и ароматы, на которых и делалась основная прибыль высокого дома. Кстати, собственную марку Гальяно не забросил – он продолжал выпускать коллекции.

Но вот что-то стало происходить. Что-то не то…

На фотографиях «позднего Гальяно для Dior» вы видите восковое, почти безжизненное лицо смертельно уставшего человека, явно подсевшего на стимуляторы. Пятнадцать лет Джон работал на крупнейший французский модный дом, а работа эта адская. Она высасывает из человека все силы, все соки и идеи на много лет вперед. Изможденный творец вынужден подстегивать трудоспособность и воображение сильнодействующими средствами. Но ему нужно ещё и успевать жить – тусовки для такого человека тоже работа.

К 2010 году мы видим призрак прежнего Гальяно – измученные, лишенный всякого блеска глаза. Особенно страшно сравнивать его поздние фото с юношескими снимками, на которых в нем столько жизни, столько радости и сияния. Он еще жив, но уже мертв внутри. И конечно, это сказывается на его поздних коллекциях – они становятся вовсе не талантливыми, а просто вульгарными, аляповатыми. Это не высокая мода, а провинциальный цирк трансвеститов.

В 2011 году разгорается «антисемитский» скандал с Гальяно – мы видим запись, сделанную в кафе, где Гальяно, измученный и пьяный, несет какую-то чушь про евреев и концлагеря. Сколько было такие происшествий раньше! Концерн все заминал, платил кому нужно. Но тут терпение владельцев лопнуло, и они решили не гасить скандал. Но использовали его, чтобы уволить Гальяно.

Жизнь после смерти

Это то, что сегодня происходит с Джоном Гальяно. Он не умер. Более того, он прошел лечение от всех своих зависимостей. Его даже пригласили креативить в знаменитый модный дом Maison Margiela, где у него… ничего особенного не получилось. Коллекции бледные и критики о них говорят мало. Что же, если мир моды вас высосал, то он высосал вас до дна… И даже собственный бренд Гальяно больше не принадлежит.

Оставить свой комментарий

Оставить комментарий